Рассказ «Фотография»


Солнечные лучи, заглядывающие в здание через пулевые отверстия в металлических воротах, создавали веселую игру теней и света. За воротами располагалось то, что некогда было улицей, но теперь там не было ни дороги, ни тротуаров. Пространство между руинами домов было покрыто воронками от взрывов, сожжёнными останками автомобилей и всевозможными обломками. Изнурительная жара делала несвойственную для города тишину еще более зловещей, и слух даже с неким облегчением цеплялся за звуки пулеметных очередей и людских криков, изредка доносившихся из соседних районов.

Закончив обед, Игорь встал и убрал контейнер для бутербродов обратно в рюкзак. Он поднял с пола бронежилет и долго отряхивал от пыли большую надпись «ПРЕССА», чтобы ее снова было видно даже с большого расстояния. С камерой наперевес, Игорь вышел из здания и двинулся вдоль разрушенных фасадов, тревожно оглядываясь по сторонам. По дороге он снимал разбитую технику, валяющиеся кругом гильзы и прочие артефакты, которыми война награждает города.

Внезапно, Игорь заметил неподвижное тело человека, неуклюже распластавшееся в одной из воронок. Подойдя поближе, фотограф увидел, что это тело ребёнка, мальчика лет четырнадцати.

«-А ведь ему не больше, чем Сашке- подумал Игорь о сыне-только у кого-то война на мониторе, а у кого-то за окном.»

Игорь подошел к краю воронки и опустился на одно колено, чтобы сделать снимок и только через объектив камеры заметил небольшое движение: грудь мальчика еле заметно вздымалась и опускалась.

-Живой!- почти крикнул про себя Игорь.

Наспех спрятав камеру в чехол, фотограф метнулся к ребёнку. С мальчиком на руках Игорь со всех сил побежал по направлению к медсанчасти.

В светлом помещении играла классическая музыка, женщины в вечерних платьях и мужчины в строгих костюмах неспешно прохаживались по галерее. Официанты на подносах разносили шампанское и легкие закуски. Фотовыставка давала возможность элите общества прикоснуться к нищете, разрухе и войне с безопасного расстояния.

Хоть людей было не очень много, около одного экспоната скопилось так много посетителей, что остальные гости также устремлялись к столпотворению, чтобы понять, на что же все так внимательно и долго смотрят. Помимо плотности тел, в воздухе образовался гул, который почти стал заглушать негромко игравших музыкантов. Споры об этике и морали, философии и метафизике велись около фотографии, на которой был изображён фотограф, склонившийся над телом мальчика лет четырнадцати, чтобы сделать снимок. Под фотографией на табличке было название снимка: «Работа или совесть».

Андрей Шалай

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!